Конечно, я, заодно со всеми взрослыми соотечественниками, много раз встречался с работами Марины Цолаковны Азизян в кино и театре. И больше, наверное, в кино, поскольку оно, в отличие от театра, само ходит за зрителем. Но только на выставке в Фонтанном доме я впервые понял, что всю свою жизнь знал ее работы, да упускал возможность поинтересоваться автором, по непростительной лени.

Этот род художников, с одной стороны, заведомо подчиняет свой труд и вдохновение общему замыслу постановщика, обрекая себя всегда оставаться несколько в тени его славы, но с другой - обеспечивает себя большей, а подчас и по-настоящему массовой аудиторией. Никогда ведь выставки не собирают столько зрителей, сколько театр, а кино - тем более. На ум приходит и еще одна печальная особенность такого, как бы "подчиненного" творчества. Многие фильмы с участием Марины Азизян крепко застряли в памяти и моментально припоминаются потому именно, что их оформление заметно несколько слишком. Но хорошо ли это? Твердо утверждать нельзя. Слабость ли проявил постановщик, пригласив художником такую яркую личность, или, напротив, уверенность и силу?


Найти отличного фотографа на свадьбу - задача не из лёгких. Если торжество планируется в Киеве, обращайтесь только к профессионалам своего дела. Фотограф на свадьбу в Киеве - Игорь Хапанцев


Сдается мне, что в отдельных припоминаемых случаях ее художественная воля цельности режиссерского замысла мешала, слишком в него вторгаясь. В детстве, да и сейчас, такие фильмы, как "Каин 18-й" или "Старая, старая сказка", воспринимались мной с некоторой долей протеста именно из-за работы художника - сильной и выразительной, но идущей несколько вразрез с природой кино и неистребимо театральной. Что-то в оформлении фильмов становилось для меня преградой восприятию, и преграда эта происходила от не подчиненной постановщиком энергии художницы. По всему этому мне представляются лучшими те ее работы, которые публикой неизменно приняты и любимы (как "Монолог" Ильи Авербаха, например), но самой художницы там как бы и не заметно.

О мастерстве Марины Азизян спорить не приходится - таланта навалом. Фантазии - пруд пруди, владение цветом, пластикой - все на своих местах. На протяжении всей насыщенной творческой жизни ей, в отличие от слишком многих, счастливо удалось избежать соблазнов невысокого вкуса. Но вот странная вещь: выставлена картина, исполнена мастерски, в раме, хорошо освещена, но выглядит странновато, как-то особенно. Читаешь название - а, это же эскиз к постановке. Тогда ясно. Но "странноватость" эта не отлипает и от совершенно независимых, сторонних от театра и кино работ. Как будто "метит" себя художник театра чем-то, как, например, и великий Акимов, учитель Марины Азизян. (Да и жилища актеров всегда несколько как бы отдают театром.)