В Липецке - большая выставка акварелей Артура Фонвизина из коллекций ГТГ, ГМИИ имени А.С. Пушкина и собрания Сергея Александрова. Продолжая цикл экспозиций Липецкой картинной галереи, посвященных лучшим именам русского искусства ХХ века, она в то же время открывает "Графические сезоны", которые, возможно, станут со временем традиционными.

Акварель стала главной техникой для Фонвизина с конца 1920-х годов. До этого были годы обучения в Московском училище живописи, в мюнхенских мастерских Гарнера и Геймана, участие в выставках "Голубой розы", "Стефаноса", "Союза молодежи", "Бубнового валета", "Ослиного хвоста", "Мира искусства", "Маковца" и Союза русских художников. Когда одни его коллеги-современники неистово продолжали деятельность по созданию нового искусства нового мира, а другие - стали официозными реалистами, Фонвизин как бы ушел в себя. Он вполне тихо и мирно (для эпохи строительства коммунизма) дожил до 1973 года. В пожилом возрасте удостоился даже некоторых наград: в 1958-м получил медаль на Всемирной выставке в Брюсселе, незадолго до смерти - звание заслуженного художника РСФСР.

Художники, подобные Фонвизину, никогда не будут популярны, широко известны, знамениты. "Тихая слава" таких мастеров распространяется лишь в среде специалистов, способных оценить нюансы еле заметного оттенка акварельной краски, людей, понимающих красоту спонтанных и нервных линий, в суете которых можно с большим трудом угадать образ лица, фигуры, дерева или цветка.

На первый взгляд, Фонвизин жил и работал так, будто и не существовало окружающего внешнего мира с его войнами, пятилетками и государственным террором. Не было и не могло быть причин, мешающих его работе, нарушающих его блаженное спокойствие. Он просто создавал свой собственный уютный мир, наполненный многомерными пространствами-обиталищами, эфемерными, зыбкими персонажами и предметами. Но, если глубже вникнуть в историю его жизни, оказывается, что подобное "гордое одиночество" было полной противоположностью романтической позы какого-нибудь художника-героя или художника-аскета.