Этот новый проект Петра Швецова станет одним из наиболее минималистично чистых в выставочной практике петербургского художника. Белая кафельная поверхность, отдельные черные рисунки на ней и клетка с мертвыми птичками. Пустынно, мрачновато и загадочно.

 

«Птичник» создавался одновременно с большой работой по написанию цикла новых живописных композиций под рабочим названием «Болото» — крупноформатных фантасмагорических холстов, которые галерея «Анна Нова» планирует показать в начале будущего года, одновременно с открытием своих новых выставочных пространств. (В реконструированном интерьере этой модной площадки будет много сюрпризов: тот же Швецов работает здесь еще над одним вариантом изображения на кафельной плитке — декоративными стенами туалетной комнаты галереи, выполненными в технике деколи. Это нанесение рисунка или фотографии на керамику с помощью переводной картинки с последующим обжигом. Здесь Петр использует рентгеновские снимки костей, в том числе и своих собственных.)

И все-таки если «Птичник» по технике исполнения для многих окажется во многом ожидаемой работой (разработки «кафельной» живописи Швецова зритель уже мог наблюдать на нескольких выставках прошлого сезона), то «Болото» удивит многих. «НоМИ» считает своим долгом порекомендовать любителям современного искусства обязательно увидеть оба эти проекта.

Застывшие образы чудесных птах мы видели у Швецова уже в нескольких проектах: Columbarium, «Ночной дозор», «Живое и мертвое». Нынешнее возвращение к «птичьей теме» подвижный и витальный Петр, любящий все живое так же страстно, как и его дети (Лукас и Лейла полгода помнили и справлялись о больной лапе нашей собаки), объясняет так. Недавно ему случилось побывать на Кондратьевском рынке, где он увидел продающуюся клетку с двумя серенькими птичками «какой-то совершенно чудесной породы» — настолько удивительной, что художнику захотелось немедленно их приобрести. Однако Петр тут же представил, как на присутствие в доме клетки с птицами прореагирует его кот, и от своего внезапного намерения отказался. Так — в форме своеобразной сублимации — образ птицы в клетке и клетки самой по себе возник в новых работах Швецова, выполненных в своеобразной технике живописи на кафельной плитке.

Возникновению этой техники предшествовала большая подготовительная работа. Вначале Петр попробовал использовать для рисования на поверхности кафеля полимерный фломастер — получилось неинтересно. Затем пошли в ход керамические краски — стало напоминать ДПИ. Наконец, он решил обратиться к своей любимой краске, технической масляной «Эмали-16». Изображение «заработало», стало экстремально, графично и фактурно, в общем, как и задумывалось. Скопления спонтанных графичных рисованных композиций с птичьими клетками на кафельной стене ныне напоминают странные архитектурные объекты, таинственные и жутковатые «дома», представляющие собой пугающую метафору жилища как одной из форм несвободы.

На других же «кафельных панно» птицы прыгают по веткам и порхают в воздухе. Обрамлена каждая из этих «картин» криво сваренным стальным прокатным уголком, ржавым и неровным. Мог ли он быть другим — вопрос к художнику.