Когда важный чиновник - директор Императорских театров Иван Александрович Всеволожский предложил композитору Александру Константиновичу Глазунову написать для Мариинского театра балет, будущему автору "Раймонды" было всего 32 года. Но он уже обрел известность как автор пяти симфоний, других сочинений для оркестра, камерных опусов разных жанров, но над столь крупным полотном для музыкального театра ему работать ранее не приходилось. С детства влюбленный в танцевальные ритмы и мелодии, Глазунов с энтузиазмом принял предложение. Тем более, что в это время Александр Константинович был увлечен романтикой крестовых походов, подвигами благородных рыцарей, их поклонением прекрасным дамам. И, не дожидаясь окончательной редакции либретто, с увлечением погрузился в творчество.

 

Его соавтор, великий маэстро Мариус Петипа, как известно, жест ко регламентировал фантазию композитора, с которым сотрудничал. И Глазунов не стал здесь исключением. Балетмейстер присылал ему, как вспоминал позже музыкант, "письменные сценариумы с указанием количества тактов, размеров, характеров танцев, даже количества исполнителей..." И Глазунов добросовестно выполнял все пожелания Петипа. Но, как в свое время Чайковский, Глазунов на основе предложенного ему литературно-хореографического материала "строил" свои собственные концепции - его "видение" событий балета, характеры и судьбы их участников, его музыкальные размышления о времени и определяемых им нравах и обычаях объемнее и многозначнее, чем предлагались либреттисткой и хореографом.

И если Петипа в конце XIX века создавал хореографическое полотно, в котором отразилось понимание эпохи крестовых походов, сложившееся в то время, то зрителей
XXI века, вряд ли, взволнует история о том, как благородный рыцарь наказал злодея-сарацина, попытавшегося коварно похитить его невесту, его прекрасную даму. И лишь хореографические откровения Петипа (отдельно от происходящих на сцене событий) вызовут восторженные аплодисменты.

"Жизнь человеческого духа" -какой она была в те далекие загадочные времена? На этот вопрос стремится ответить своим спектаклем Юрий Григорович. Эта тема "зазвучала" еще в балете "Раймонда", которую он показал зрителям в 1984 году, тогда особенно ярко мы услышали ее, когда партию Раймонды танцевала Наталия Бессмертнова, а ее партнерами выступали Гедиминас Таранда (Абдерахман ) и Александр Богатырев (Жан де Бриен).
Балет "Раймонда" Юрия Григоровича - это поэма о любви, любви двух рыцарей к прекрасной девушке. Одному это чувство принесло великое счастье, другому - трагедию и смерть. В постановке этого года хореограф психологическую тему постарался сюжетно и пластически развить и подчеркнуть еще более, в частности, он убрал из новой редакции спектакля символическую фигуру Белой Дамы, которая по либретто призвана покровительствовать Раймонде и Жану де Бриену: ведь истинные чувства не нуждаются в помощи "со стороны".

Вслушиваясь в музыку Глазунова, Григорович именно в ней и находит импульсы для переосмысления эмоционального содержания этого ключевого для драматургии балета "треугольника" взаимоотношений трех главных его персонажей. Изменен общепринятый взгляд на образ Абдерахмана, как на олицетворение вероломства и дикости. У Григоровича сарацинский рыцарь (а именно так его обозначили в программке спектакля) -влюбленный юноша. Он восхищен красотой Раймонды, он восторженно преклоняется перед ней, жаждет ответного чувства, готов ради этого бросить к ее ногам все, что имеет. Танцы его свиты - пряные, томные, чувственные, вдруг неожиданно взрывающиеся стихийным пламенем страстей - словно отражают ту бурю, что бушует в душе восточного воина. Но Абдерахман - человек иного мира, иной культуры, иных нравственных критериев, чем Раймонда и Жан де Бриен. Его пылкий темперамент непонятен Раймонде, его необузданные эмоции пугают ее и в этом трагедия Абдерахмана. Наверное, потому так драматично выглядит его смерть у ног героини. Выявленные Григоровичем психологические мотивы поступков Абдерахмана обогатили образ, сняли с него ярлык однозначного злодея, сделали все его действия психологически оправданными.

Традиция абстрактно-отвлеченного толкования противоборства двух главных героев балета как конфликт света и тьмы, благородства и коварства, чести и низости переосмыслена Григоровичем - он видит в их дуэли столкновение двух соперников, любящих одну девушку. Недаром король Андрей предлагает Жану де Бриену и Абдерахману решить спор в честном поединке. Совсем как в духе рыцарских романов Вальтер Скотта победителя ждет рука прекрасной дамы. Переведя основной конфликт балета в психологическую сферу, Григорович, тем самым, расширил и возможности более многозначного и объемного толкования артистами характеров главных героев. И участники недавней премьеры "Раймонды" в Большом театре доказали это своим исполнением. Обаятельная, женственная Раймонда Надежды Грачевой сама кажется воплощенной грезой, романтической мечтой рыцаря (Андрей Уваров), что придает их сценическому диалогу аромат чувств, словно пришедший из тех давних времен. Царственная величавость героини Анастасии Волочковой вызывала у Жана де Бриена Евгения Иванченко иные эмоции - безоговорочное преклонение перед красотой. Выступление Галины Степаненко в этой роли один из критиков назвал мадригалом. Действительно, дуэт ее Раймонды и Жана де Бриена Сергея Филина воспринимается по чистоте стиля и совершенству пластического рисунка, воспринимается как ожившая средневековая миниатюра. Жарким пламенем стихийных страстей полыхают танцы исполнителей роли Абдерахмана - Марка Перетокина, Дмитрия Белоголовцева, Рената Арифуллина.

Атмосферу теплых искренних переживаний привнесли в спектакль молодые - Мария Аллаш (Раймонда), Александр Волчков (Жан де Бриен), Дмитрий Рыхлов (Абдерахман). О них мы поговорим подробнее, поскольку, как нам представляется, для каждого из них выступление в таком масштабном спектакле, поставленном Юрием Григоровичем, является принципиальным для их дальнейшего творческого развития.

Мария Аллаш готовила роль Раймонды под руководством выдающейся балерины Наталии Бессмертновой, которая осталась в памяти зрителей первой и лучшей Раймондой спектакля 1984 года. И, наверное, Наталия Игоревна своим опытом, знаниями, своим ощущением характера героини оказала определенное воздействие на видение образа Марией Аллаш. Но их сотворчество не родило копии, наоборот, оно помогло молодой артистке найти свое понимание образа Раймонды, ее внутреннего мира, ее места в развитии действия балета.

Ее юная Раймонда - светлый гений замка де Дорис, что заявлено танцовщицей уже в первом появлении героини: кажется, что бесконечно радостные пластические трели ее выходной арии-вариации делают светлее грандиозное пространство мрачного, чопорного зала, согревают его теплом искренних живых эмоций, меняют атмосферу торжественно-парадной церемонии прощания. По-детски безмятежно и ее чувство к Жану де Бриену: она счастлива, что любит и любима, ей не знакомы мрачные стороны жизни, ее не пугают неясные предчувствия. Но уже во втором действии, танцуя с Абдерахманом Дмитрия Рыхлова, Раймонда-Аллаш в диалоге с ним свои пластические реплики завершает позой с отстраняющим движением руки, как бы отвечая на его мольбы и признания решительным "нет". Смерть сарацинского воина, который, умирая, несет к ее ногам свое истерзанное безответной любовью сердце, совершает переворот в ее душе. Во всех последующих эпизодах мы видим другую Раймонду, пережившую трагические потрясения, осознавшую силу своего чувства, власть своей красоты. И в последнем действии венгерскую вариацию танцует не девочка, племянница графини де Дорис, а Прекрасная дама - мечта рыцаря, предмет его поклонения. Именно так и воспринимается исполнение Марией Аллаш этого монолога - хрустальная чистота ее танца - как музыка, ставшая видимой. Каждый ее нюанс находит отклик в пластике балерины и одновременно кажется, что ее движения сами рождают звучащую в оркестре мелодию...

Танцовщик выигрышной классической формы, Александр Волчков кажется буквально созданным для роли Жана де Бриена. Думается, это во многом объясняет органичность действий его героя в балете. Чистота и мужественное благородство линий его танца, четкость и красота позировок сами по себе уже формируют эффектный портрет средневекового рыцаря. Но артист не довольствуется только точным прочтением "текста" хореографа. Образ Жана де Бриена у Волчкова на протяжении спектакля в постоянном эмоциональном движении. Сначала суровый воин, пришедший проститься перед походом. Появляется Раймонда, и облик рыцаря преображается -перед нами влюбленный юноша, его восхищение, любовь, его преклонение перед красотой ощущается в каждом движении, позе, в каждом жесте героя. Но наступает пора расставаться - оруженосец подает Жану де Бриену меч, он одевает на голову шлем, и вы снова видите воина, который словно "отсекает" от себя все то мирское, что только что его окружало. Лишь подаренный им Раймонде шарф напоминает о его чувствах...
И, наконец, Дмитрий Рыхлов в роли Абдерахмана. Артист органично "вжился" в восточную стихию танцев своего героя. Его преклоненные позы с прижатой к сердцу рукой, буквально взрывающиеся динамичными неистовыми прыжками, его бережные поддержки в дуэтах - все это выглядит у Рыхлова как выражение тех эмоций, необузданных, неостановимых, порожденных его любовью к Раймонде. Выразительно проводит Рыхлов сцену смерти Абдерахмана, особенно ее завершающий эпизод, когда он, падая к ногам Раймонды, тянет к ней руки, где в ладонях будто трепещет его измученное безответным чувством сердце.

"Раймонда" - балет масштабных и многообразных танцевальных форм. Именно они несут в себе тот сгусток эмоциональной энергии героев - их состояний, переживаний, настроений, которые и становятся импульсом происходящих в спектакле событий. Молодые исполнители пока у начала постижения этого прекрасного и таинственного мира. Но то, что они продемонстрировали, выступая в балете, - показатель их незаурядных потенциальных возможностей.

Широкий выбор адресных табличек в магазине http://stendprint.com.ua. Доставка по Украине Новой Поштой